Отцу Киры Ионуш из Магнитогорска грозит уголовное дело за растрату детских пособий

0
24

Мужчина получал деньги от государства и тратил их на собственные нужды

Отцу Киры Ионуш из Магнитогорска грозит уголовное дело за растрату детских пособий

В деле Киры Ионуш из Магнитогорска наметился серьезный поворот. Биологическому отцу ребенка, который давно ушел из семьи и почти не принимал участия в жизни девочки, но по решению суда должен воспитывать дочку, грозит уголовное дело за растрату детских пособий. Об этом Первому областному информагентству рассказала юрист, защищающая интересы брата девочки, Юлия Тросиненко.

Первого сентября Кира Ионуш пошла в первый класс. Рюкзак и форму, все школьные принадлежности ей купил старший брат. Почти два года Ярослав содержит сестру после смерти их общей мамы. Отец малышки Евгений Цыбин (он же Ионуш) не живет в семье почти семь лет, задолжал девочке большую сумму по алиментам и после смерти своей бывшей супруги даже не заявлял о желании воспитывать дочь. Это брат подал обращение в соцзащиту с просьбой назначить себя опекуном, но получил от чиновников категоричный отказ.

Приоритетное право воспитывать девочку по российским законам имеет живой родитель. Если это, конечно, не угрожает здоровью и жизни самого ребенка. Однако органы социальной защиты и прокуратура почему-то не приняли во внимание, что у отца есть судимости и определенные психологические проблемы, что отец задолжал более миллиона рублей алиментов на сына-подростка от первого брака, что у Цыбина нет постоянной работы и собственного жилья, и стали рьяно защищать кровные узы. При этом девочка жить с Цыбиным не хотела и боялась отца, так как однажды в присутствии Киры он обещал сдать ее в детский дом.

Отцу Киры Ионуш из Магнитогорска грозит уголовное дело за растрату детских пособий

В присутствии посторонних Кира старается быть ближе к брату

Ситуация странная: родной отец не заботится о ребенке, Кира толком не знает этого человека и не хочет с ними жить. Но чиновники до последнего принуждали ее «любить папу». Даже хотели отправить девочку на три недели в Челябинск, чтобы с ней поработал психолог из детского центра.

За то время, что брат и отец делят Киру, девочка прошла несколько психологических экспертиз, а сотрудники органов соцзащиты не раз приходили к ней с биологическим папой. Итог один — отец ребенку не нужен.

Вот и последняя встреча Киры с отцом проходила в присутствии специалиста-психолога и завершилась также безрезультатно. Евгений пришел на встречу с пустыми руками и не смог завязать простой разговор с девочкой.

После отказа девочки посмотреть на него отец начал злиться. А потом требовать от Ярослава, чтобы тот «сделал так, чтобы Кира хотела» пойти с ним на прогулку. При этом папа не смог описать, чем они смогут заняться на улице и как развлечься. Евгений нудно бубнил: «Давай пойдем куда-нибудь».

Как отметил психолог, отец совсем не готовился к встрече с ребенком. Кроме того, Евгению трудно установить контакт с дочкой, он не умеет общаться с детьми. Полное заключение специалиста есть в распоряжении нашей редакции.

То, что отец, мягко скажем, прохладно относится к дочери, было ясно и раньше. Так, пока Ярослав бился за Киру, Евгений Цыбин продолжал жить своей жизнью. От разговора с журналистом Первого областного информагентства он также отказался, заявив, что ему это неинтересно.

Биологический отец также не нашел времени, когда в Магнитогорск, чтобы сгладить семейный конфликт, приехала уполномоченный по правам ребенка в Челябинской области Евгения Майорова. Горе-отец просто проигнорировал эту встречу. А со встречи с психологом-медиатором он сбежал, мотивируя это тем, что в машине может испортиться колбаса (по словам Цыбина, он устроился экспедитором и сейчас развозит мясопродукты).

Близкие Киры не сомневаются: сама девочка Цыбину не нужна. А вот статус отца-одиночки решает массу его проблем, прежде всего финансовых: если девочка будет проживать с папой, ему не придется платить алименты, а семейный бюджет пополнят детские пособия от государства. Кстати, деньги на Киру (пенсия по потере кормильца и ряд «путинских» выплат) отец уже получает более года.

«В сентябре соцзащита пошла навстречу Ярославу и дала брату право временной опеки на Кирой. Пока на шесть месяцев. Как опекун Ярослав обязан отчитываться о трате детских пособий. Чтобы проверить состояние счета Киры, он подал запрос в ПФР. И оказалось, что на счету Киры не хватает довольно серьезной суммы. При этом отец за все это время потратил на Киру не более пяти тысяч рублей: он купил девочке два рюкзачка, немного фруктов, пару конфет и дешевую куклу», — говорит Юлия Тросиненко.

О пропаже денег Ярослав заявил в органы социальной защиты и в прокуратуру. После этого управление соцзащиты Магнитогорска направило информацию в отдел полиции «Орджоникидзевский» с просьбой привлечь Евгения Цыбина к административной ответственности за неисполнение родительских обязанностей.

«Документ зарегистрирован. Сотрудники полиции проводят проверку», — сдержанно прокомментировал этот факт ИА «Первое областное» сотрудник пресс-службы УМВД по городу Магнитогорску Николай Жвыкин.

По нашим данным, биологическому отцу Киры грозит не только административный штраф, но еще и уголовное дело за растрату либо за мошенничество с государственными пособиями.

«Со слов сотрудников отдела опеки нам известно, что отец дал признательные показания в полиции и даже принес документы, по которым видно, на что он потратил деньги. Часть этих средств, например, была потрачена на ремонт машины. Вопрос с возбуждением уголовного дела решается почти месяц. Мы надеемся, что полиция все же ускорит проверку», — говорит Юлия Тросиненко.

Между тем в октябре Челябинский областной суд рассмотрит жалобу Ярослава Ионуша на решение магнитогорского суда, который постановил, что Кира должна переехать к отцу. Первое областное информагентство продолжает следить за развитием этой истории.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь