Почему они не читают, или Мир не есть текст

0
61

Почему дети не читают — мнение отца и журналиста ИА «Первое областное»

Почему они не читают, или Мир не есть текст

ВЦИОМ и Российская государственная детская библиотека (РГДБ) бьют тревогу: проведенный осенью опрос показал, что современные дети и подростки все меньше увлекаются чтением. Директор РГДБ Мария Веденяпина предрекает, что в ближайшем будущем молодое поколение совсем откажется от чтения. Корреспондент Первого областного информагентства полагает: процесс этот настолько же мрачен, насколько и закономерен.

Так ли страшен черт?

Уточню: Мария Александровна пользуется данными опроса Всероссийского центра исследования общественного мнения, проведенного в сентябре — октябре 2021 года. Его результат: 20 процентов несовершеннолетних полагают чтение скучным занятием.

Узнав эту новость, большинство мам в нашей редакции подхватили: детей силком не засадишь за книгу! Подтверждаю, шестилетний сын все еще читает по слогам, без интереса и забывает прочитанное через минуту. Пятилетнюю дочь вообще не заставишь: в лучшем случае ответом на предложение почитать будет закатывание хитрющих глазок, в худшем — многодецибельный рев.

Но, наверное, первые сокрушенные возгласы — «Дети не читают!!!» — раздались немедленно после введения в СССР всеобщего начального и среднего образования. Это «Дети не читают!!!» я слышу от учителей, библиотекарей и интеллигентов с дошкольного возраста.

Есть, понятно, клинические случаи. Но найти данные, сколько подростков в России страдают «нарушением способности к восприятию текста» — дислексией (да и страдают ли они вообще), не удалось. Зато, как любой родитель, я знаю точно: буквально со второго класса детям приходится поглощать тонны и мегабайты учебников и, для подготовки многочисленных рефератов, других книг. Так что могу предположить, что госпожа Веденяпина имеет в виду упадок добровольного чтения художественной литературы.

Но... так ли это ужасно?

За годы учебы я из-за переездов отца по службе (ГДР, Украина, Южный Урал) сменил три школы. В каждом классе были свои Мишки Квакины, не желающие читать и не видящие в этом смысла. И, наоборот, были те, кто читал запоем, прятал роман на коленях под партой посреди урока, проедал плешь библиотекарям и собирал стеклотару, лишь бы накопить копеечку на появившуюся в магазине новую книжку любимого писателя.

И была основная масса — тех, кто читал, может, не то и не так много, как того хотелось бы «русичкам», но зато если читал — то с искренним интересом и обсуждения очередной книжки растягивались потом на месяцы.

Сейчас то же самое. Это тем более легко проверить, что большинство обсуждений ведутся на форумах и в общедоступных сообществах в соцсетях. Так что кому надо — тот читает.

Афтар, многабукаф!

Только не подумайте, что я оптимист. Я разделяю мнение Марии Веденяпиной: доля настоящих юных читателей в российском обществе сокращается и, вероятно, в ближайшем будущем сократится еще больше.

Потому что Интернет.

Во-первых, мы живем в информационном обществе. Информация льется потоком буквально из каждого утюга (из наручных часов — так уж точно). Новости, форумы, подкасты, клипы — имя им легион. Плюс ритм жизни, кратно ускорившийся по сравнению даже с 1990-ми. Перегруженный сорным потоком мозг даже взрослого человека, привыкшего работать с большими объемами информации, просто отказывается в редкие минуты тишины воспринимать еще какие-то данные, будь то стихи Блока или очередной том похождений сталкеров.

Дети пластичнее взрослых, их мозги лучше адаптированы к современному миру. Только не забывайте, что они (и мозги, и дети) еще маленькие. У них пока меньше силенок, чтобы обрабатывать что-то за пределами обязательной — даже не школьной, а жизненной — программы.

Во-вторых, чтение — процесс трудоемкий. Потребитель литературы, вгрызаясь в художественный текст, имеет в своем распоряжении только мертвые буквы и собственное воображение. Он самостоятельно должен представить весь мир книги — от лиц персонажей до пейзажей вокруг, от боли в ранах до аромата кофе. И в помощь ему лишь мастерство и талант писателя.

А зачем так напрягаться сегодня? Философская сентенция о том, что мир есть текст, давно устарела. Мир давно есть ролик на YouTube. В информационную эпоху к услугам потребителя аудиокниги, фильмы, сериалы, компьютерные игры, где звук и изображение уже разложены по полочкам, разжеваны для облегчения восприятия и успешной усвояемости. О мастерстве и таланте создателей в массовой современной культуре речь уже, кстати, не идет: их все больше подменяют спецэффектами.

Человечество, увы, в массе своей лениво, и молодое поколение — не исключение. И если очередное аниме всасывается легче откровений Достоевского, то выбор будет сделан в пользу аниме. Дальше — больше. Привыкнув к мягкому фаршу доступного в Сети видео, книгу подросток будет воспринимать как жесткие сухари. Так что снижение числа читающих закономерно.

Что делать?

На один из главных вопросов российской интеллигенции однозначного ответа не существует. Сначала стоит задуматься: а зачем мы хотим, чтобы дети больше читали?

Просто ради самого умения читать? Не далее как весной я хитростью заставил сына читать, не отрываясь, по два часа подряд. Просто вместо букваря, детских стишков и «Золотого ключика» подсунул ему комиксы про любимых трансформеров. Пацан вцепился в них зубами. Потел, морщился, но осилил. Следующей его «книгой» — уже по собственной инициативе — была инструкция по сборке лего-конструктора... Сейчас сын читает раза в два быстрее.

Чтобы с гордостью рассказывать коллегам, какой у вас читающий малыш? Ну так к услугам малыша сотни, тысячи произведений «легко усвояемого, диетического» характера — от похождений Гарри Поттера и его клонов до тех же самых комиксов и новеллизаций «магических пони», «щенячьих патрулей» и прочих анимационных персонажей.

Чтобы взрастить из маленького человека тонкую натуру, рыдающую над двухвековой давности проблемой «маленького человека»? Извините, больше шансов сорвать джекпот в «Спортлото». Это мое личное мнение, которое не оспоришь: десяти-тринадцатилетние дети не воспримут ни страданий Онегина, ни метаний Базарова, ни тяжеловесного, неустоявшегося литературного языка XIX века. Тем более — из-под палки, а что есть современное школьное образование (читай — подготовка к ЕГЭ), как не занятия принудительные? И, кстати, зачем лепить из ребенка такую натуру не от мира сего в нашей реальности победившего цинизма?

Пожалуй, лучший совет желающим приобщить ребенка к чтению дала моя коллега: мотивируйте детей личным примером. Пусть малыш/подросток (да даже студент!) хоть изредка видят вас с книгой в руках. С книгой, а не с планшетом! Как это ни старомодно, читайте вместе, вслух, вместо очередного вечернего сериала или программы новостей.

А потом дети вырастут.

P. S. Я бдительно следил за тем, что читает старшая дочь. Сам осилил парочку томиков «Мефодия Буслаева» и тому подобных «Сумерек». Когда 17-летняя девочка подарила мне на день рождения коллекционный томик Лавкрафта, признавшись, что перед этим прочла его сама, — я с незаслуженной гордостью подумал, что ребенок вырос таким, как мне хотелось. В том числе — читающим.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь