О геймерах бедных замолвите слово

0
58

Корреспондент Первого областного — о феномене гейминга в России и связанных с ним мифах

О геймерах бедных замолвите слово

17 октября российская команда Team Spirit во главе с парнем из Златоуста Ярославом Найденовым выиграла чемпионат мира по киберспорту. Пять ребят, двум из которых не исполнилось еще и 20 лет, в одночасье стали богачами: приз команде составил 18,2 миллиона долларов. Ребята одолели всех соперников в компьютерной игре Dota2. Это — маленький фактик в большущий огород, где буйным цветом цветут мнения о том, что геймеры — люди пропащие и где-то даже опасные для общества.

Компьютерные игры сегодня — это реальность. Институт отраслевого менеджмента РАНХиГС в августе объявил о создании киберспортивных курсов на базе знаменитой академии. Ярослава «Мипошку» Найденова в соцсетях поздравил с победой губернатор Челябинской области Алексей Текслер. А чуть президент РФ Владимир Путин поздравил команду с победой и  пожелал успехов ребятам в телеграмме на сайте Кремля. Связаться со златоустовским чемпионом, кстати, не проще, чем с форвардом сборной России по футболу: у киберспортсменов, «как у больших», есть своя тренировочная база, сборы и программа подготовки к турнирам, тренеры и менеджеры команды… Что, учитывая размер капитала, завоеванного вчерашними школьниками, очень даже правильно. Ах да, как и вокруг «настоящих» спортивных соревнований, вокруг турниров по «Доте» или CS:Go пасутся букмекеры. Профильные сайты утром 18 октября сообщили: россиянин, поставив на Team Spirit при коэффициенте 1:29, выиграл больше 40 миллионов рублей.

О геймерах бедных замолвите слово

И все равно, по данным ВЦИОМ, только 14 процентов россиян воспринимают киберспорт как спорт настоящий. Если брать шире, то компьютерные игры в России вообще находятся на полуподпольном положении: RPG, симуляторы и стратегии продаются миллионными тиражами, трансляции матчей по Tanks или той же «Доте» собирают столько просмотров, сколько не снилось ярчайшим звездам эстрады и политики, но… признаваться в том, что ты — геймер, вроде как даже неприлично. Ладно, если сочтут человеком-растением и беглецом от реальности, это мягкий вариант. За ним всегда скрываются толпы, железобетонно уверенные в том, что, настрелявшись в рисованных врагов на экране, подростки (а как же, именно подростки!) возьмут пулеметы и пойдут убивать живых людей на реальных улицах.

И возразить-то на первый взгляд нечего. Июль 2021 года — молодой человек, устроивший побоище в казанской гимназии. Сентябрь — расстрел в пермском вузе. И вишенкой на торте — 12-летний школьник из поселка в том же Пермском крае, 18 октября притащивший в школу отцовскую «Сайгу» и дважды выстреливший из нее, по счастью — в воздух. Это если не вспоминать о более давних трагедиях, которые устраивали именно что молодые, подчас несовершеннолетние, преступники.

Российское общество, в котором все-таки задают тон люди категории 40+, уже вызубрило ассоциативную цепочку «геймер — подросток — убийца», для краткости выкинув из нее среднее звено. Есть ли в этих трагедиях фактор влияния компьютерных игр — неизвестно. Большинству достаточно того, что убийства и игры сосуществуют в одном пространстве-времени.

О геймерах бедных замолвите слово

Страшно? А мне — нет. Мне 39 лет, в Warcraft 2, далекого предка той самой «Доты», я рубился еще в прошлом тысячелетии. Во время и после учебы в вузе не раз проводил ночи с друзьями за баталиями в Heroes of Might&Magiс. На четвертом десятке с увлечением проходил и перепроходил «Ведьмака». Да, я воспринимаю игры как интерактивные книги, предпочитая офлайновые ролевухи и походовые стратежки с продуманным, литературным сюжетом. А ребята, подарившие мне сегодня повод разразиться колонкой, шпилятся в MOBA (Multiplayer Online Battle Arena, многопользовательские сражения на арене) — жанр, мной так ни разу и не опробованный. Но в глазах большей части народонаселения это не имеет значения. И я, и молодые дотеры заняты одним и тем же — бессмысленно гоняем по экранам чертиков. Блин, да меня же пора изолировать от общества! Ведь, в отличие от вчерашних школьников, я, журналист со связями в силовых структурах и навыками обращения с огнестрелом, — готовый челябинский Андерс Брейвик!

Я уверен: видеоигры учат подрастающее поколение агрессии и насилию ничуть не больше, чем телерепортажи из Сирии или дурно снятые фильмы о Великой Отечественной (слава богу, хоть бандитов перестали романтизировать!). Господа, вы сами-то — что, убежденные пацифисты? Милые олды (это из интернет-сленга, потому что называть себя, ровесников и людей постарше, старперами все же не комильфо), а мы с вами, часом, не насилию ли «обучались» в нашем бескомпьютерном детстве? Когда играли после уроков в пионеров-героев, мушкетеров, индейцев и бравых десантников? Помнится, в один из жарких дней июля 1993 года мне жутко не везло: за каких-то четыре часа я был девять раз умерщвлен лучшим другом Серегой. Смена декораций не помогала: я проигрывал и в фехтовании на сосновых шпагах («Гардемарины, вперед!»), и в стрельбе из орешникового лука («Баллада о доблестном рыцаре Айвенго»), и даже в поливании друг друга водой из изображающих бластеры («Гостья из будущего») и «калаши» («В зоне особого внимания») флаконов из-под шампуня… Но как же сладка была моя месть!

Господа охранители детства от бациллы насилия, вдумайтесь! Это мы с вами азартно кричали «Падай, ты убит!» не нарисованной кукле, а живым приятелям! И в стремлении добыть подвески королевы (горсть репейника) или водрузить знамя Победы на рейхстаг (кучу еще неразворованных шлакоблоков на заброшенной стройке) причиняли друг другу вполне реальные физические травмы! Или, опять-таки как в интернет-мемах и риторике особо одиозных телеличностей, «это другое»? Убиться об стену, но я не понимаю, почему лупить дрыном одноклассника, воображая себя Чапаевым, — морально, патриотично и безопасно для психики, а громить орды нечисти на просторах Невендаара (Эрафии, Скайрима, Марса или Вьетнама — нужное подчеркнуть) — чревато необратимыми последствиями для детства, отрочества и духовных скреп России.

О геймерах бедных замолвите слово

Моральную сторону обсудили. Теперь — о неполноценности киберспорта как собственно спорта. Умные люди учат нас, что компьютерные игры, особенно если заниматься ими всерьез, как делают киберспортсмены, пагубно влияют на зрение, угнетают вегетативную нервную систему, отрывают от реальности, вызывают сколиоз и расстройство кишечника. Да ну в самом деле, что это за спорт? Щелкать мышкой, пялиться в экраны и орать в микрофон непонятное: «Срочно банить Адд-ов!»

(В переводе с геймерского на немножко русский — это просьба сосредоточить усилия на уничтожении призванных существ во время боя с боссом локации. Все равно непонятно, правда? Попробуйте теперь перевести реплику правоверного футбольного болельщика: «Сегодня латераль один горчичник схлопотал, а потом и вовсе на краснуху нарвался. Говорил полосатому — не виноват типа я, руку по швам держал. И кипер не засейвил — щечку форварда не отразил». Это, повторюсь, про родной наш футбол.)

Почему то же самое не говорят про шахматы, которые тоже сколиоз и малоподвижный образ жизни? Моя 18-летняя дочь, достаточно активный игрок в Mobile Legends (золотая медаль, бюджетное место в серьезном вузе), полагает: потому что деревянной клетчатой доской можно и огрести от обиженного шахматиста. А безобидный дотер вряд ли будет кидаться в обидчика монитором: гаджет денег стоит. И вдобавок шахматная «королева» (ферзь, ферзь, я помню!) ни в какое сравнение не идет с женскими персонажами игр в изящных бронелифчиках…

Как бы то ни было, но такое впечатление, что громче всех брюзжат по поводу физического вреда от геймерской деятельности те же личности, которые втихомолку распространяют постулаты о тупости боксеров и импотенции бодибилдеров. Почему про геймеров говорят громко, а про боксеров — тихо, думаю, объяснять не надо. И в том и в другом случае лицемерно оставляется за бортом способность боксеров читать умные книги, а киберспортсменов — посещать спортзалы. И, коли уж зашла речь о бронелифчиках, уверяю вас, современная молодежь узнает о пестиках и тычинках так же, как и мы с вами, а вовсе не из рекламы очередной MMORPG.

Господа, вы (мы?) всё про... спали. Вокруг — третье тысячелетие от Р. Х., цивилизация не то третьего, не то четвертого технологического уклада, и этот технологический уклад меняет молодежь куда сильнее, чем все усилия всех комитетов по ее, молодежи, делам. Бороться с теми же играми поздно. Возглавить их — вряд ли получится. Сожалеть о том, что «потерянное поколение» образца начала XXI века лишено счастья посещать пионерские сборы и сдавать металлолом… Не они про… это самое ту самую пионерию. И пусть большинство геймеров вряд ли распознают «пасхалку» в моем заголовке, зато у них, в отличие от нас с вами, есть выбор: посещать военно-патриотический кружок при православном храме, собирать макулатуру, сидеть за монитором или… совмещать вот это вот всё.

P. S. Возвращаясь к победе Team Spirit. Да, мировая аудитория «Доты2» в любой момент времени составляет, по данным разработчиков, 400—700 тысяч человек, а 18 миллионов долларов достались только пяти паренькам. Но вспомним, что из сотен тысяч российских мальчишек, гоняющих мяч во дворах и спортшколах, единицы становятся новыми марадонами или хотя бы дзюбами. Зато если бы российская сборная показывала такую сыгранность и степень взаимодействия, как «спириты», то анекдотов про наш футбол точно было бы на порядок меньше.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь